У арбитража преимущественно женское лицо 

Людмила ЛИТВИНЦЕВА: «У арбитража преимущественно женское лицо» 

 

Хотя женщины давно уравнены в правах с мужчинами, но исторически так сложилось, что руководящие должности в нашей стране занимают в основном представители сильного пола.
Однако в последние годы эта ситуация начала меняться: среди федеральных чиновников появились дамы, которые справляются с властными полномочиями ничуть не хуже мужчин. А среди омских женщин, занимающих высокие посты, одной из самых влиятельных считается Людмила Литвинцева, которая более 15 лет возглавляла Омский арбитражный суд и вот уже третий год – Восьмой арбитражный апелляционный суд. В преддверии Международного женского дня 8 Марта Людмила Рафаиловна рассказала «Обозревателю», как она относится к этому празднику, о проблемах и перспективах арбитража, который стал её судьбой.
– Для меня 8 Марта – обычный выходной день, не ощущаю его как праздник, – призналась Литвинцева. – Но в то же время приятно, что в этот день мужчины поздравляют и меня, и всех женщин, дарят нам подарки. На нынешнее 8 Марта муж приготовил мне отличный подарок – велосипед. И я не сомневаюсь, что это экологичное транспортное средство мне пригодится как для недальних поездок, так и для здоровья.
Так уж сложилось, что у арбитража преимущественно женское лицо, и я очень рада, что у наших судейских женщин, очень загруженных рутинной арбитражной работой, есть дополнительный выходной день, который они могут провести со своими родными и близкими.
Скоро нашему апелляционному суду исполнится три года. Способствуем ли мы экономическому развитию регионов, чьи апелляционные жалобы рассматриваем? Об этом нужно спрашивать в самих регионах. Решения Ханты-Мансийского и Тюменского арбитражных судов обжалуются намного чаще, чем Омского, поэтому какое-то влияние на регионы, где пульсирует «нефтяное сердце» России, мы оказываем.
Мне было комфортно работать и во главе арбитражного суда, и здесь, в апелляции. Потому что работаю в коллективе успешных, самодостаточных сотрудников, и это дает силы и желание трудиться с полной отдачей. Но, хотя мы и вышестоящая инстанция, роль и значение первой нельзя умалять. Процессуальные возможности первой инстанции по рассмотрению всех нюансов арбитражных споров гораздо выше, чем у нас. Поэтому именно у первой инстанции есть возможность повлиять на развитие бизнеса, верша правосудие, улучшить ситуацию в том или ином регионе.
В апелляции согласно процессуальным нормам намного меньше возможностей для предоставления новых документов, не все ходатайства могут быть удовлетворены. Во многих сложных спорах шансы сторон на победу примерно равны, поэтому нередко причиной проигрыша становится слабость юридической защиты, когда к процессу не готовятся должным образом, а потом во всем винят судей. Самое страшное, что некоторые считают, что в арбитражных судах можно купить нужное решение и нельзя добиться справедливости. Я доверяю своим судьям, но они могут ошибиться и на наше постановление может быть подана жалоба, которая может быть удовлетворена. Судьи остро переживают каждую отмену, обсуждают каждое такое постановление, чтобы впредь не допускать ошибок. Жалоб на то, что какие-то решения куплены, просто нет.
Мы работаем автономно от просьб и пожеланий руководителей субъектов Федерации, и я как председатель суда им не интересна. Не скрою, по некоторым громким делам начинается «мышиная возня» со стороны участников процесса. На мой взгляд, это свидетельствует о слабости позиции этой стороны, нежелании или неумении глубоко проанализировать спорную ситуацию, представить в суд доказательства, доводы, активно представлять свою позицию в суде. Современное законодательство далеко не идеально и не охватывает всех нюансов, возникающих в реальной экономической жизни, поэтому иногда при принятии решения приходится руководствоваться не только нормами права, но и здравым смыслом.
Если я хочу высказаться по какому-то делу, то сама вхожу в процесс – у меня еженедельно есть судебный день. Но в совещательной комнате, чтобы не оказывать давление на судей, всегда высказываю свое мнение последней. Очень важно четко соблюдать все процессуальные нормы, потому что нередки случаи, когда обжалуются кажущиеся малозначительными формальности, а это может привести к вынесению неправильного решения. Мы всегда действуем с открытым забралом и нередко советуем спорящим сторонам обращаться в кассацию, если у них есть сомнения, которые мы, к сожалению, в силу процессуальных особенностей не смогли устранить.
Когда мы начинали работать, в суде было 11 судей, восемь из них пришли со мной из первой инстанции, трое – из судов общей юрисдикции. А сейчас уже 21 судья, последние три назначения прошли в декабре-январе. Апелляционными судьями становятся бывшие работники прокуратуры, юристы из народного хозяйства. Трое помощников наших судей сами стали судьями. На каждого нашего судью приходится по 39 дел в месяц, но, несмотря на такую высокую нагрузку, качество правосудия не страдает. Кассационная инстанция отменила в прошлом году лишь 4% от общего количества рассмотренных нами дел – этот показатель лучше, чем в других апелляционных судах. А в 2008 году нам отменили 5% наших судебных актов, в целом по стране эта цифра составила 8,6%.
В канун 8 Марта хочу пожелать всем женщинам простого женского счастья. Ведь для женщины важны не столько успехи в работе, сколько надежный спутник в жизни и успешные дети.

Автор: Андрей КОЛОМИЕЦ
Источник: "Обозреватель. Вечерний Омск" № 10 (6743) 05.03.2010